Динамичный рынок Юридических Услуг Украины

Единство профессии. Структуризация юридического рынка. Иностранные ЮФ как угроза и стимул. Выход украинских ЮФ на внешние рынки. Как эффективно строить отношения с клиентом. Мотивация юриста. Партнерство и управления ЮФ. PR-менеджмент ЮФ. Маркетинговые стратегии и развитие бизнеса. Социальная ответственность ЮФ …

Эти и другие практические темы юрбизнесу обсудили участники организованного АПУ IV ежегодного юридического форума “Развитие рынка юридических услуг в Украине-2008″, который состоялся 22 февраля в Киеве. Форум стал платформой для обмена мнениями и опытом, наконец, новым импульсом для развития юрбизнесу в Украине.

Стремление к администрированию и конфликт интересов.

Нужна ли монополия адвокатов на оказание правовой помощи? – Таким вынесенным в тему выступления вопросом начал содержательную часть форума адвокат, первый вице-президент ААУ Дмитрий Кухнюк. Хотя от ответа на этот вопрос зависит судьба единства профессии, оно так и осталось без всякого ответа, поиск которого продолжается с увеличением правовых потребностей общества и состояния юристов, чья деятельность профессионально не регламентируется.

Как известно, сейчас в Украине юрист практикует и без статуса адвоката, представляя клиентов в суде и вне его. Часто юристы не испытывают ни потребности, ни профессиональной заинтересованности становиться адвокатами (даже на «льготных» условиях, предлагаемых реформой). Эти юристы также не видят смысла связывать себя нормами адвокатской этики, хотя при этом готовы производить собственные каноны профессионального поведения. В конце концов, они не желают, как адвокаты, связываться социальным долгом предоставлять бесплатную или низькооплачувану правовую помощь, хотя и готовы на pro bono.

Казалось бы, какие проблемы в «дуализми» такого подхода? Но дело в том, что некоторые адвокаты одновременно является и бизнес-юристами. И порой выборочно руководствуются своим статусом.

Форум показал, что именно адвокаты могут больше всего пострадать от указанных тенденций. Ведь деньги, которые они получают, могут считаться не гонорарам, а обычными доходами от предпринимательской деятельности.

Адвокат и управляющий партнер ЮФ «Василь Кисиль и Партнеры» Олег Макаров, обсуждая проблему, настоял: «мы не получаем прибыль, мы получаем гонорары. И эти гонорары распределяются определенным образом по партнерской соглашением (нашей фирмы) … ». Главное же сообщение Макарова: если адвокаты стверджуватимуть, что получать доход, то они могут потерять больше, чем имеют; адвокатам выгодно получать гонорар, а не доход.

Но суть терминологией не изменить. Это отметил и модератор сессии – управляющий партнер «Магистрив» Олег Рябоконь, который разграничил терминологический и сутнисний аспекты дискуссии. Президент же АПУ и старший партнер АК «Коннов и Созановский» Сергей Коннов призвал к дальнейшему обсуждению. Поиронизувавшы, что один из виголошувачив «всегда был проповедником неприбутковости, хотя постоянно получал прибыль», Сергей Коннов отметил: юристы занимаются юрбизнесом, и адвокаты – часть процесса. Призывая к дискуссии, он зориентував коллег на решение в пользу большинства практикующих юристов.

Означает ли это, что монополии адвокатов на оказание правовой помощи не будет, поскольку ныне практикующих юристов больше адвокатов, являются правовые предостережения и немало бизнес-юристов являются адвокатами – увидим.

Внутренние угрозы.

Пока же можно утверждать, что такой подход решает проблему бизнес-юристов, не являющихся адвокатами, а также бизнес-адвокатов. Но как быть с так называемыми классическими адвокатами, а также бизнес-адвокатами, которые тяготеют к классической адвокатуры? Ведь при таких обстоятельствах деньги, которые они получают от клиента, могут попасть в категорию доходов, а не гонораров.

Затем случайно, что авторитетный адвокат Василий Кисиль, признанный как бизнес-, так и классической адвокатурой, предостерег младших коллег. «Понятно, – отметил он, – что речь идет о деньгах. Вопрос не в том, как их (эти деньги – Авт.) называть … Но следует помнить: если мы идем путем признания адвокатуры предпринимательской деятельностью, то на адвокатуре можно поставить крест … В глазах общественности надо сделать так, чтобы мы не потеряли, а приобрели ». Поддержав мнению адвоката, присутствуют согласовали еще один критерий ожидаемого решения.

Однако конфликт интересов неизбежен и его решения в способ, когда лишь адвокаты смогут практиковать, может представлять угрозу для развития юрбизнесу, что интенсифицируется.

«Мы выполняем важную социальную функцию, – отметил Олег Рябоконь, – и поэтому должны иметь специальный статус. Мы постоянно находимся в конфликте с государством. Какую функцию мы будем выполнять – это один вопрос, как мы все организуем – другой вопрос, и это наше дело. Опасность же заключается в том, что мы можем поставить крест на юридическом бизнесе, в том смысле, в каком мы это понимаем ».

Дмитрий Кухнюк, поддерживая идею об особом статусе адвокатуры, настоял: не следует приривнюваты адвокатов до торговцев на рынке. Как и финансовые результаты их деятельности, которые должны иметь статус неприбыльности.

И тут, когда стало понятно, что бизнес-адвокаты и бизнес-юристы конечном счете могут найти компромиссный подход в свою пользу, Евгений Кубко поставил сакраментальный вопрос: «как общество воспримет тезис о неприбыльности деятельности адвокатов?» Это смутило собравшихся, дав повод к дальнейшим дискуссиям вне форумом.

Угроза-стимул.

Но не только эта проблема беспокоила собравшихся. «Я шокирован», – говорит адвокат Сергей Козьяков (управляющий партнер АФ «Сергей Козьяков и Партнеры»). До такого состояния адвоката, известного остроумными и содержательными речами, доказал не приход иностранных ЮФ, а уровень подготовки молодых юристов. Выпускники украинских, в частности киевских ЮНЗ, не умеют писать ни украинским, ни русским, ни английским, утверждает адвокат.

Обсуждая тему, есть ли иностранные ЮФ угрозой или стимулом для развития «национального производителя», адвокат признал: уровень подготовки отечественного юриста и способность рынка противостоять агресивний политике западных ЮФ – взаимосвязаны вопросы.

Вопрос модератора о том, почему спикер критикует уровень подготовки юриста и при этом сам является преподавателем, в силах которого изменять процессы, Сергей Козьяков парировал конструктивом. Отметив, что сам основал и преподает курс «частная юридическая практика» в КИМО. Обращаясь к присутствующим, адвокат добавил: «нужна” сотрудничество на постоянной основе “из числа украинских ЮФ. Тогда мы не будем бояться прихода иностранных ЮФ. А что касается системности изменений, то в Украине много юрфакив и «на всех нас не хватит».

“Медицинские” украинские юридические фирмы.

Пока одни обсуждают приход зарубежных ЮФ в категориях стимула и угрозы, призывают к протекционизма, другие сами отправляются за границу, конкурируя на иностранных рынках. «Мы – першопрохидци», – отметила управляющий партнер АК «Коннов и Созановский», адвокат Татьяна Глуховская, начиная выступление на тему «Украинские юридические фирмы: выход на внешний рынок».

Почему ЮФ открываются за рубежом? Татьяна Глуховская, очертив «реактивные» и «проактивни» мотивы открытия, сосредоточилась на чинниках принятия решения: (1) возможности компании (в частности финансовые ресурсы фирмы), (2) возможности международных рынков (на основе рыночных исследований компаний, юридических изданий), ( 3) способность менеджмента к интернационализации; (4) избирательность внешних рынков (учитывая среда).

Лидер фирмы отметила и «модели выходов на внешние рынки», одновременно очертив преимущества и недостатки каждой из них: (1) экспорт юридических услуг: оказание услуг по украинским законодательством, а также участие в международной сети, как один из способов экспорта услуг; (2 ) Партнерские отношения и (3) создание собственного офиса. Последняя модель самая сложная для внедрения: «это большая ответственность, это очень дорого, требуется постоянный контроль», – отметила Татьяна Глуховская.

Выступление содержал и сообщение конкурентам: АК «Коннов и Созановский» определила «девять стран, в которых хотела бы начать работать к концу 2012 года». Фирма уже представлена за рубежом тремя офисами. И это крупнейшая украинская ЮФ за рубежом, что уступает разве что «Магистрам», чья зарубежная сеть, как и планы экспансии, пока не известны широкой общественности.